ВизиЯ Точка зрения Политика В Украине конкурируют между собой два государственных проекта

Одна страна, два государства

Украина живет от выборов до выборов. От президентских к парламентским и местным. И каждый раз пытается перезагрузить систему, хотя и понимает, что от смены первых лиц государства власть не меняется. От слова "совсем". Так и бежим по кругу, надеясь, что в этой стране грянут перемены.

Когда-то, лет двадцать назад, на заре путинской диктатуры, Валерия Новодворская говорила, что рабы не готовы к демократии. Морально, ментально и психологически. Обладающие таинственной "русской душой" не способны вырваться за пределы имперского пространства. Они даже не представляют себе жизнь "извне".

Украинцы, в свою очередь, после 2014 года наивно предположили, что освободились от имперской ментальностью. Но отечественный эволюционный тупик состоит как раз в сохранении государственного рабства, которое определяет зависимость избирателя от электоральных сказок при полном игнорировании рациональных мотивов на выборах. Мы голосуем сердцем, а не мозгами. Некоторые товарищи, если не большинство, просто верят обещаниям и их носителям. В политика, мэра, партию, царя, мессию. Ожидая царя, подданные окончательно разочаровываются в демократии, не понимания, что демократические процедуры — это всего лишь инструментарий достижения цели, а не сама цель как конституционное основание государственности.

Кого выбирать в 2020?

Великая печалька, как говорит мой друг. Рабам легко. Они прекрасно знают свое место и количество необходимой похлебки. Они не задумываются о возможностях другой жизни. Тем более, в иных институциональных условиях по альтернативным правилам. В результате повседневность обесценивает будущее: участие в политике ограничивается потешным допуском к избирательной урне.

Поэтому украинские выборы — всегда неприкрытое шоу, карнавал идиотизма, популизма и морального уродства. Правда, последние 18 месяцев этот маразм затянулся, но кто знал, что Украина будет жить под диктовку генерального продюсера 95 квартала. А заодно топ-менеджера телеканала Интер, выстроившего модель украинофобской пропаганды на центральном отечественном канале. Напоминаю, если кто чего забыл.

Вспоминаются слова Фридриха Ницше, почему-то приписываемые Горькому: рожденный ползать летать не может. Рабы ползают, оставаясь в границах первичной сигнальной системы — жарко или холодно, сытно или голодно. Шоу показали, 100 гривен накинули, оно и рад беззаботному существованию. Думает примерно так же, как и голосует.

Вера неубиваема, если не выстроены параллельные политические институты самосохранения. Для противоборства средневековью. Но мы позволили разрушить и так полуживой конституционализм, местное самоуправление, парламентаризм, свободу слова и право на личную безопасность. Все это итоги полутора лет под внеправовым давлением зекоманды, уничтожающей все на своем пути и очерчивающей новые границы УССР-2. Большинству понятно, комфортно и привычно. Они и согласны.

Креативная реклама на выборах 2020

Вот только демократия перестала быть сугубо электоральной. Это при Ющенко-Порошенко общество тягалось с административным ресурсом, и достаточно успешно. Тогда любые попытки выстроить модель персоналистского режима упирались в монолитное несогласие голосовать за власть. Бабушки, мамочки и фанатичные дядечки без определенного места работы, конечно, выбирали себе кумира, но такое советское избирательное рандеву носило ритуальный характер и каждый раз демонстрировало, что homo soveticus постепенно покидают кручи Днепра и даже луганские терриконы. Медленно, с языковыми боями, но все же. Необходимых ресурсов для введения полноценной диктатуры у политических агентов не было, даже у Януковича, с его манечкой приспособить страну к корпоративным интересам одного региона.

На практике это означало институционализацию электорального и, как следствие, партийного раскола. Тогдашний «юго-восток» сформировал однопартийную систему, в конце-концов, породившую Партию Регионов и фундаментального для Донбасса Януковича. А вот вся остальная Украина плохо-хорошо обрастала трехпартийной системой. Условно так: левые — центр (партия власти в отечественной интерпретации) — правые. С разными игроками, в зависимости от региона, со своими региональными и электоральными особенностями. Но тем не менее конкуренция между бизнес-группами позволяла удерживать баланс общественных интересов. Старый комсомольский пройдоха Кучма, в отличие от идеолога Кравчука, все-таки понимал толк в государственном строительстве. Это нужно признать.

Но общий итог всех бизнес-политических шатаний свелся к одному: на территории УССР возникло две Украины.

  • Первая — постсоветская Украина, с относительно слабой олигархической трехпартийной системой, хиленькой, но все же демократией и протоевропейскими ценностями.
  • Вторая — УССР-2, с жесткой однопартийной системой, формальными общественными институциями и региональными, локализированными ценностями (Донбасс, Крым), малосовместимыми с остальным политическим пространством.

Не совсем правильно говорить, что был Юго-Восток. И в то же время Революция Достоинства, вкупе с президентскими выборами 2019 года, не преодолели электоральный раскол, оформленный выборами и противостоянием еще 2004 года. Две Украины так и не склеились, только раскол из состояния электоральной демократии с элементами геополитики и мировоззренческих клеважей плавно перетек в клиническую фазу противостояния альтернативных государственных проектов: европейского и советского.

Электоральный набор 2020

Российский фактор благодаря Путину и российско-украинской войне ушел в маргиналию, в район ОПЗЖ, Щария и их аналогов. Тем не менее сам раскол сохранился и начал укореняться в различных формах: выборах, СМИ, социальных сетях, групповых контактах, личных интересах, культурных локаций. Украины как комплексного конституционально-институционального проекта на данный момент нет.

Впрочем, мы продолжаем жить иллюзиями единства, ментального и институционального. Не понимая, что страна, может быть одна, но государств, расположенных на ее территории, два.

И тут очередные президентские выборы спровоцировали коллапс однопартийной системы, возникшей на Донбассе и в Крыму еще в середины 90-х годов. Этот коллапс продемонстрировал, что Украина критически не готова существовать в рамках вертикально-иерархической модели власти. Такой вывод был сделан еще в разгар Революции Достоинства. Однако именно президентские выборы 2019 четко указали на противоречие между общественными ожиданиями и институциональными механизмами власти. Мудрый украинский народ способен выбрать себе кумира, но тогда государство мгновенно дезориентируется в условиях электоральной диктатуры. Что, в свою очередь, означает более прогрессивный характер государственной матрицы по сравнению с советским паттернализмом украинского общества.

Отсюда вытекает еще одно следствие: модель государственности, выстраданная Кучмой, прекрасно работает, но только тогда, когда президент выполняет роль институционального арбитра. В противном случае любые попытки выстроить персоналистский режим, блокирующий институциональный арбитраж «первого», мгновенно проваливаются. Что мы и видим на примерах Януковича и Зеленского.

Ставка на личную преданность, а не институты, при формировании властной вертикали — единственный выход для президента, возомнившего себя царем. Но тогда его партия превращается в электоральный фантом, а кадровый резерв сжимается как шагреновая кожа. У Януковича по сравнению с Зеленским было преимущество: Донбасс за 20 лет выковал целую когорту красно-коричневых управленцев. А в распоряжении нынешнего персонажа оказался только 95 квартал. Опереться не на кого. Проблемы колоссальные, и они будут только возрастать, особенно после грядущего электорального коллапса октябрьских выборов.

реклама на местах 2020

Единственное, что нам нужно научиться, - различать органы государственной власти и политические институты. Первые меняются феерично в зависимости от конфигурации персоналистского режима. А вот вторые — прежде всего, ценностный набор и электоральная логика российско=импперской политической матрицы — останутся неизменными еще долгое время. Пока общество не отделится от подавляющего триумвирата «самодержавие, православие, народность», крепостного права и опричнины в любом ее виде, пусть даже в форме карающей связки прокуратура-суды-мвд.

Впрочем, такой отказ означает неминуемую взаимную сепарацию двух Украин. Территория одной страны не способна вместе удерживать два государства. Нам нужно это признать.