ВизиЯ Точка зрения Политика До сих пор непонятно, что произойдет с Харьковом после смерти Кернеса

Где Кернес? Харьковская дефенестрация

Как бы там ни было, но второй по численности второй город Украины «завис» как плохо работающий скрипт: горячая вода не во всех районах, отопление в центре (!) включили в конце прошедшей недели, мусор вывозится раз в две недели. Такое впечатление, что исчезновение Геннадия Адольфлвича спровоцировало подковерные интриги, о которых, понятное дело, мы ничего не знаем, но в то же время прекрасно видно, как тотально рушится все коммунальное хозяйство: ну не живет Испания без своего генералисимуса, нет команд, а солдаты не знают, какое решение не отразится на финансовых интересах их генералов.

Где Кернес?

Очевидно также, что никакого «Пакта Монклоа» по-харьковски не пишется и его утверждать никто не собирается. Слишком рьяные противоречия между Фельдманом, Фуксом, Журавлевым и тем же Аваковым, который считает «первую столицу» своей личной собственностью. Вражда давняя, противоречия чуть ли не классовые, рынки не поделены. Достаточно напомнить, что только за 2020 год нассчиталось, как минимум, 5 заказных убийств. И все они не раскрыты.

Причем 3 из этих убийств — во время карантина. Как раз тогда, когда Гепа исчез, а харьковский народ бесконечно строчил интернет-запросы типа «кернес здоровье». Ну, естественно, предстояло октябрьское голосование, а барин не появлялся на публике с июля текущего года.

Что самое смешное: Covid-19 нещадно бьет всех, не взирая на кошельки, должности и политическое влияние. Вот и новоизбранные головы Борисполя и Конотопа скончались. Но в том-то и дело, что никто не скрывал их болезни! Информации о состоянии их здоровья было достаточно, тем не менее люди проголосовали и это был их выбор.

Евгений Журавлев Харьков

А вот в Харькове ситуация целиком противоположная: даже Аваков вместе с прокуратурой сначала объявляет Кернеса в розыск, потом делает запрос в немецкую клинику «Шарите», и потом вдруг через сутки отменяет все поисковые мероприятия. Мы до сих пор не знаем, получены ли от немцев официальные документы или нет, жив пациент или мертв, и как быть в ситуации, если Кернес уже был мертв, когда за него голосовали или, по крайней мере, находился (и, судя по всему, до сих пор пребывает) в искусственной коме.

А тут еще Терехова вроде бы собираются поставить на место Кучера. А чего? Седовласый, исполнительный, лишних вопросов не задает. Словом, послушный раб. Как раз такой, какой необходим и Кернесу, и Зеленскому. На власть покушаться не станет, и самостоятельно думать не способен. В любой момент на него спихнут все неудачи, а он, как всегда промолчит. Работа такая. Зато лоялен и генетически приспособлен для работы в условиях персоналистской диктатуры.

А то, что в Харькове сложился режим личной власти, ни для кого не секрет. Милиция, а потом полиция давно уже стали личной гвардией Геннадия Адольфовича. Прокуратура также своя, достаточно напомнить, что «харьковские» именно при Зеленском заняли ГПУ. Суды также напрямую подчинены Кернесу. Через МВД, конечно, но все же: прокурор во время суда заходит в зал заседания, перекидывается с судьей парой слов, передает ему текст обвинения, и порядок. Обычная картина местного правосудия, которая успешно функционирует уже на протяжении 10 лет. И никто ее не разрушит. Как фашистский режим. Только внешним ударом, если того захотят более сильные игроки.

Беда лишь в том, что центральная украинская власть молчит. В Харькове, в 40 км от российской границы, не работает мэрия, фактически заблокирована работа коммунальных предприятий, горсовет то ли собирается на свою первую сессию аж в декабре месяце, то ли нет, дедлайн присяги старого нового городского головы вот-вот истечет, никто не знает, где он, на улицах бардак и никто из властей не принимает никаких, - а в Киеве молчок. Как всегда. Ничего не вижу, ничего не слышу, только наркоманские видосики с «Феовании» записываю.

Кернес и Зеленский

В мировой политической истории была такая штука, как дефенистрация. Наиболее известны три Пражских дефенистрации: 1419 года, когда революционно настроенные гуситы убили 7 членов муниципалитета; дефенистрация 1618 года, при которой граждане выгнали имперских наместников, а также убийство Яна Масарика 1948 года, положившее начало внешнего управления Чехословакией. Москвой, разумеется.

У нас же нет явного трупа. Впрочем, как и неявного. Тем не мене, мы можем говорить о своеобразной Харьковской дефенистрации: мэр «выкинут» или «забыт», институты (включая коммунальные предприятия, которые на самом деле уже давно являются частной собственностью Кернеса) без крепкого единоначалия саморазрушаются, а отсутствие объективных правил (хотя бы договорняков, не зависящих от «хозяев города») провоцирует нехорошие телодвижения, способные ввергнуть Харьков в крупномасштабные разборки. И по компаниям, и территориям, и сферам влияниям. При глубинном молчании администрации Зеленского.

Революционных граждан только нет. А потому дефенистрация такая, гибридная: на смену реакции приходит ультрареация. При абсолютном молчании украинского общества.