ВизиЯ Точка зрения Лидеры «Вождь краснокожих» был отличным партийным менджером

Петр Симоненко. Политические портреты Украины

Петр Симоненко. Однажды в шутку один уже бывший политик и министр, щелкая семечки в нашем избирательном штабе, рассказывал скабрезные анекдоты о Петре Николаевиче и в беседе обозвал его "вождем краснокожих".

Петр Симоненко выступает на телеканале Наш

Это было самое безобидное и мягкое выражение в его сторону. Впрочем, Симоненко не был настолько смешен и жалок, как его представляли оппоненты. Это был решительный партийный менеджер c хорошим опытом комсомольской работы и весьма удачливый в теме поиска спонсоров и партнеров. Вспомнить хотя бы Григоришина, который щедро оплачивал Симоненко его партийную работу на стадии заката проекта КПУ.

Самое интересное, наверное, то, что останься Украина после 1991 советской, Симоненко вряд ли бы сделал удачную номенклатурную карьеру. Из него не получился бы партработник уровня Шелеста, Маланчука, Кравчука или чиновник уровня Ляшко (не путать с Олегом Валерьевичем и министром здравоохранения), Щербицкого, Масола.

Поэтому он должен быть благодарен плюралистическим условиям как раз независимой Украины за возможность личностного взлета. Он был рожден именно для софитов публичной политики и упивался ими вполне. Кстати, Симоненко можно считать вместе со Звягильским и первыми "донецкими" топ-политиками в Киеве.

Симоненко и Янукович были друзьями

Прямолинейный и категоричный балабол, но при этом отлично встроенный в систему капиталистической Украины интриган, максимально пользующийся возможностями "золотых акций" в Раде. Между прочим, Симоненко мог нравится. Особенно пожилым женщинам.

Прошел путь от влиятельного партайгеноссе, вовремя окучившего коммунистический бренд и паразитируя на его инерции в постсоветской Украине, назначенного Кучмой собирателя оппозиционного электората в 1999 г. до участника антикучмовской четверки в интересах Ющенко и дворового прислужника у Януковича.

А еще Симоненко очень уж органично подходил для тех, кто люто не воспринимал коммунизм и всю его прошлую советскую практику. Будь, к примеру, у коммунистов интеллигентный и респектабельный лидер аристократичного толка со стержнем, поди знай, КПУ осталась бы на плаву еще долго, превратившись в какое-то подобие социал-демократии что ли.

Слышал мысль, что Симоненко нужно отдельно поблагодарить как раз за то, что его усилиями был похоронен единый левый проект, а левое поле остается до сих пор электоральным захолустьем. Он действительно тяжело шел на объединение с Морозом, Витренко и прочей мелочью левацкого пошиба. Тут действительно сказывалось его обильное самолюбие.

Петр Симоненко выступает на митинге

На митингах Симоненко всегда выглядел достойно и уверенно. Вообще, с контентом у этого человека никогда не было проблем. Мысли он выражал очень точно и здраво, обязательно приправляя свои выступления, зачем-то теоретической марксистко-ленинской чепухой.

Однако, я бы не назвал его типичным популистом. Популист - тот, кто имеет ресурс прийти к власти и реализовать сногсшибательную и алогичную вещь. Такой политик как Симоненко прийти к власти в Украине априори после 1999 уже не мог. Впрочем, и до 1999 тоже. Даже за деньги.

Тем более в Москве его особо никто не рассматривал серьезно. Разве что уже в период второго срока Путина, когда начали вынашиваться долгосрочные антиукраинские проекты ударного толка.

Парадокс состоит в том, что практически до 2012 года (это год последнего успеха КПУ на выборах), партия Симоненко считалась почти единственно идеологической. И это при том, что сам Симоненко был ну просто фантастическим чемпионом по договорнякам, сделкам, альянсам с "буржуазными" деятелями.

Многие считают, что это и разрушило идейный флёр КПУ. Хотя решающим фактором стал закон "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики" 2015 г. Остатки электората КПУ перешла "Оппоблоку" и затем ОПЗЖ.

Что многим нравилось в Симоненко и верхушке КПУ - так это то, что их можно было использовать за деньги и при этом на них всегда можно было положиться. Особенно это стало важным в первую десятилетку ХХI века, когда вечное кидалово становится синонимом украинской политики.

"Только мы-то об этом догадались много позже...", - пишет О.Генри в своем "Вожде краснокожих".