ВизиЯ Точка зрения Лидеры Павел Лазаренко - олицетворение клановой политики и коррупции

Павел Лазаренко. Политические портреты Украины

Павел Лазаренко. Скажу честно, это по-своему загадочный персонаж украинской многогранной политики. Он у меня всегда ассоциировался с таким себе властительным доном, темным буревестником раннего украинского капитализма. Человеком, который считал себя удачливей и хитрее Кучмы. Но пал жертвой большого размена. И все это под мелодию из "Бандитского Петербурга".

Павел Лазаренко - олицетворение украинской коррупции

В политическую летопись современной Украины он войдет как махровый образец клептократии, главная кадровая ошибка Кучмы, "украинский Спрут" и "крестный отец" отечественной коррупции. И конечно же войдет в десятку самых коррумпированных деятелей мира по версии Transparency International.

Его премьерство 1996-1997 гг. станет первым регионально-клановым переворотом, утвердившим в Киеве доминирование днепропетровской элиты. И именно этот факт станет завистливой предпосылкой и дальнейшим ориентиром для повторения трюка, но уже со стороны донецкой финансово-промышленной группы.

Цепкий ум, за минуту создаваемый паутину вычурных работающих схем. Кто-то скажет, что это было несложно в условиях концентрации административной власти в одних руках, правового вакуума и экономического коллапса. Но не скажите. Так уметь на марше перестроить конвульсирующий хозяйственный комплекс под "ручной капитализм" - таки талант.

Лазаренко ввел в политическую моду клановость и наглядно показал, что политика может быть чисто утилитарным делом, лишенной привычной пафосной идеологической мишуры и позиционной борьбы.

Павел Лазаренко выходит из американской тюрьмы

Рожденный в крестьянской семье, Павел Иванович пошел по пути советского агрария в принципе уже в то время прекрасно знал цену достатку. Вершиной его "днепропетровской" карьеры станет позиция главы облсовета и главы обладминистрации. Что в постсоветских иерархических системах воспринималось как "хозяин" региона.

Сосредоточенность Лазаренко в аграрном бизнесе, возможно, послужило главной причиной попадания в фаворитизм Кучмы, который конкурировал в 1994-1996 гг. с промышленным красным директоратом.

"Аграрный" Лазаренко был прекрасным балансером промышленному амбициозному лобби. А Кучма был еще тем любителем сдержек и противовесов. Не стоит также отбрасывать желание Кучмы использовать влияние Лазаренко в ключевом регионе для организации референдума по желаемому ему варианту Конституции.

Именно Лазаренку принадлежит такой феномен партийного творчества как партия "Громада", ставшая первым чисто олигархическим брендом, которую удалось затащить в парламент. На парламентских выборах 1998 он возьмет 4,67% по партийным спискам и сформирует фракцию в 24 штыка.

Самое любопытное то, что несмотря на скандальный имидж коррупционера и бандита, который обходительно формировали в Киеве после его бегства, на Днепропетровщине Лазаренко долго будут помнить как авторитетного гаранта порядка. На местных выборах 2006 г. Блок Павла Лазаренко пройдет в Днепропетровский облсовет, заняв третье место с 15% и получив 17 мест.

Лазаренко так и не предстанет перед украинским судом ни за одно вменяемое ему преступление. Бытовало мнение, что американцы использовали бывшего премьера для компрометации Кучмы и Тимошенко дабы держать их на крючке.

Сложно судить, ведь Кучме так и не смогли "пришить" ни одно экономическое дело. Ну а Тимошенко благодаря политической конъюнктуре смогла преодолеть "тень Лазаренко". большинство активов Лазаренко достанется "Привату". После заката Лазаренко взойдет звезда Пинчука и Коломойского.

Развязав бизнес-войну с донецким кланом, Лазаренко втянулся в очень длинную историю противостояния, но на то он игрок и политик. По силе влияния он действительно мог потягаться с Кучмой, ведь его строгий, сосредоточенный и распорядительный образ "государственного кулака" командного толка выгодно встраивался в массовое сознание аграрного украинца центра и юго-востока. Наверное, этим стоило бы объяснять "падение дона Павла" в 1999-м.