ВизиЯ Точка зрения Экономика В Украине, наконец-то появляются общественные группы, разделенные по классовым признакам

Партизанский раскол Украины

Украина поляризируется. Причем по отношению ко всем возможным показателям: отношение к власти, перспектив окончания карантина, оценок собственного материального благополучия и, что самое неприятное, будущего страны.

Причем такая поляризация – новая, не характерная для времен Януковича. Тогда выбор был одновременно и геополитический – Россия или Запад, - и внутриполитический, соответственно, Ющенко-Янукович. Сейчас же клеважи проходят по так называемым “красным линиям”, когда общество смотрит, перешли ли народные избранники черту допустимого или нет. А выбор смещен в несколько плоскостей:“Россия-нейтралитет”, “государство-корпорация”, “госуправление-анархия”. И в этом плане отсутствие выбора как такового блокирует вообще какие-либо попытки общественного диалога.

Пока не будем рассматривать политику, взглянем на пресловутый коронавирус. Ну да, мы не довольны тем, что нет масок, лекарств, достаточного количества аппаратов ИВЛ. Но вместе с тем почему одобряются действия властей по борьбе с коронавирусом. Откуда такие выводы? Получается, что оценка конкретных действий – катастрофична для чиновников и политиков, однако выводов гражданское общество не делает. Если провалы по всем направлениям, то и власть в целом провалилась, так ведь? Ан Нет! Власть хорошая, это чиновники на местах плохие. Вывод однозначен. Либо мы не умеем политически обобщать, то есть думать идеологически, пусть примитивно, но все же давая политическую оценку. Либо мы продолжаем жить внутри российского дискурсивного пространства, обрамленного известными границами “царь хороший, бояре плохие”. Так, может, дело не в боярах, а в выбранном царе?

Новый раскол украинского общества

Или другой пример. Произошел очередной обмен пленными. Только одна половина населения кричит, что вернулись наши люди, хотя по некоторым персонажам есть отдельные вопросы, а другая вопит в ответ “а на каких условиях?”. Мы ведь не знаем, в том числе кого отдала Украина. Тайна за семью печатями.

Абсолютная непубличность процесса также порождает раз-общение выводов. Оценивать приходится – в данном случае – не столько сам факт обмена, сколько тех, кто обмен производил. А это уже другие оценочные суждения, и другое отношение к реальности, не воспринимаемой обществом. Слишком все дискретно и туманно. Только почему-то после подобного рода обменов вылезают всякие тайные договоренности в Омане и не очень прозрачные в Минске. Что, в свою очередь, еще больше увеличивает не только социальное, но и гражданское дистанцирование. Украина разбивается на несовместимые друг с другом сегменты без всякого намека на перспективность взаимного диалога.

В отношении политики вообще полный шлак. На фоне падения рейтинга “Слуги народа” рейтинг самого Зеленского остается стабильно высоким. Уточним, что рейтинг – не электоральный, а социальных ожиданий. То есть якобы грустные 44% все-таки в полтора раза больше, чем результаты первого тура. И вот здесь получается, что со временем, по мере опустения кошельков, восприятие СН стремится к нулю, тогда как президент останется, как бы сказать, вне подозрений. Почему? Да потому что к “слугам” относятся как к депутатам, а последние всегда виноваты. Как и правительство. Хотя украинская политическая система выстроена таким образом, что ни они, ни правительство не имеют никакой институциональной, то есть реальной власти. Политика производится администрацией главы государства, таким себе внеинституциональным и внеконституционным органом, концентрирующим в себе все рычаги и ресурсы. Президент в этом смысле остается “святым”, не тронутым благодатью политической ответственности. Для его сторонников и просто людей, не вникающих в особенности отечественной политики.

Другие относятся к нему нейтрально, они примкнут, как всегда к победившему большинству. Есть и третья группа, полностью отрицающая “зеленую волну”. Так вот, проблема заключается в том, что доля второй, нейтральной группы, постепенно уменьшается. Поэтому речь идет о поляризации. Процесс в самом начале, и сейчас сложно говорить о каких-то цифрах. Тем не менее, тенденция на гражданский раскол очевидна, учитывая, что дискуссия между ними если и ведется, то глубоко в терминах ненормативной лексики. Битва между условными “порохоботвми” и “зебаранами” только начинается, вплоть до составления расстрельных списков. Посмотрите группы “фан-клубов”.

В такой ситуации появление некоего “партизанского соглашения”, консенсуса партийных и бизнес-группировок по ключевым внутри и внешнеполитическим вопросам, в принципе невозможно. Тем более когда партия президента начинает жить отдельно от самого президента, а глава государства упорно, не взирая на позицию политического класса, продолжает гнуть свою линию. Естественно, если ключевые решения принимаются вне институтов, возникает подозрение межличностных договорняков на утаенных от общества основаниях.

То же “партизанское соглашение”, наблюдаемое сегодня в американской политике по отношению к Украине и в целом к стратегии борьбы с коронавирусом, базируется на публичной политике. Попробуй Трамп что-то утаи от благосклонной американской общественности, посмотрим, что будет. А в Украине такой номер проходит. Вот кто управляет страной? Зеленский? Ермак? Аваков? Или очередной “куратор” от Москвы? Видосики – это ведь не политика. Но вот оценки, фейсбучная война и раскалывание общества уже политика. Потому что, как бы не тужились старые партийные игроки, мы на будущих парламентских, да и местных выборах увидим совершенно иные расклады. Если выборы состоятся. Вот в чем еще одна печалька.

Только ведь хотелось бы партизанить в политике. Бог бы с ними партийными, так почему раскалывается бюрократический аппарат? Не потому ли, что ставка делается на олигархов, какие-то группы влияния, но никак на губернаторов. Это ж его верпрттикаль! Или не его?

И так по всем вопросам. Раскол и в обществе, и разброд элит, и отсутствие государственного управления, и жеманная трусость первых лиц. Как бы партизанщина не обрела классические формы политического отчуждения...