ВизиЯ Рынки Рынок труда Сумской области: апрель-октябрь 2020 года

Рынок труда Сумской области на карантине

Эпоха коронавируса внесла свои правки как в повседневную жизнь людей, так и в профильную деятельность украинских экономических агентов. Старые правила перестали работать, а бизнес не успевает приспособиться к новым реалиям. Законодательство слишком нестабильно, да и гарантий сохранения измененных «правил игр» не предоставит ни один чиновник.

Основные тенденции

Ряд негативных тенденций четко прослеживались весной текущего 2020 года, когда большинство региональных игроков прекратило подавать заявки на новые вакансии или вообще приостановили какую-либо деятельность. Впрочем, отмена жесткого карантина не означала мгновенную разморозку ситуации: позитивные тенденции, в том числе сокращение числа безработных, наблюдается только с октября.

Теперь все зависит от центрального правительства: если локдаун возобновиться в полном объеме, то, безусловно, кривая безработицы снова поползет вверх. Как это было видно по итогам апреля-мая: тогда наблюдалось показательное уменьшение количества рабочих мест, а также «переключение» работодателей на сферу услуг, чуть ли не единственную отрасль, которая приносила хотя бы минимальный заработок. Разумеется, мы говорим о проблемах малого и среднего бизнеса.

Цифры

Количество безработных в Сумской области значительно уменьшилось

Суммы «зашли» в зону карантина с показателем в 15,8 тыс. безработных (апрель 2020 г.) и вышли из него при наличии не более 24,9 тыс. ищущих заработок. Причем речь идет о показателе июля, который с определенными модифиациями держался до сентября. Только в октябре Сумской облстат зафиксировал цифру в 15,3 тыс. Как видим, даже меньше «докарантинного» уровня.

Кто ищет работу

Согласно данным областного управления статистики, наибольшее число безработных- 50% - являются специалистами с высшим образованием; профессионально-техническое образование получили 41% безработных, а 9% представителей данной группы закончили среднюю школу.

Таким образом, в период карантина работу теряли в основном специалисты, которым необходимо было платить относительно высокие зарплаты. В то же время спрос на водителей, швей, подсобных рабочих, продавцов магазинов был на столько велик, что позволял hr-службам существенным образом улучшить свои показатели. И, естественно, заработать: люди, потеряв работу, идут хоть на какое-то «место», лишь бы решить свои финансовые проблемы. Тем более, что большинство компаний попросту увольняют своих работников: денег на содержание «лишнего» персонала у них нет, а «производство стоит вследствие отсутствия активных средств и у населения. Вот такой парадокс.

В этом смысле наиболее высокий показатель трудоустроенных в октябре - 2,4 тыс. человек — пока не является признаком оздоровления ситуации. Посмотрим, что произойдет зимой, особенно если январь окажется предельно критичным и для граждан, и для бизнеса.

А что чиновники?

Чиновники, понятное дело, пишут отчеты. Им все равно, что писать. Зарплата за воздушные замки и несбыточные проекты никто не отменял. Особенно те, которые можно преспокойно «распилить». Отсюда и различные предложения по инкубаторам, региональным проектам занятости и даже аудиту ВУЗов с не очень хорошей репутацией. Дескать, последние не гарантируют занятость молодым специалистам, а участвовать в городских и областных «конкурсах» под руководством областной и городской администраций они не хотят. Что вполне объяснимо — бессмысленно содержать полуобразованного товарища с очередной «академии». Неокупаемые затраты.

Проблема, очевидно, не в инкубаторах и даже не в ВУЗах, которые, безусловно, нужно «чистить». Проблема в том, что украинское высшее образование не связано ни с бизнесом, ни с наукой, ни с общественной деятельностью. Одним словом, никак, причем на институциональном уровне. Если у выпускника нет личных связей, его не возьмут на квалифицированную работу. Все держится на коррупции, кумовстве и наработанных а жизнь родительских связях, etc. Поэтому безработных с высшим образованием неприлично много. И не всегда потому что коронавирус...