ВизиЯ Государство Реформы Украинцы хотят выбирать канцлера-популиста, но не президента страны

Междуцарствование: кого хотят украинцы

Украинское общество не желает жить с обанкротившейся политической элитой. По крайней мере, такие выводы можно сделать из данных социологического исследования, проведенного КМИС. В то же время при явном спросе на новые лица электорального предложения от украинцев нет, - они не знают, за кого голосовать, но и создавать что-то новые тоже не желают. То ли сказывается страх перед политикой, то ли в умах все еще теплятся патерналистские ожидания, однако «расти» и низов ни партии, ни политики не хотят. Так все и крутится: верхи устали предлагать, а общество не в состоянии сформировать свои требования.

Посмотрим на президентские рейтинги:

рейтинг политиков

Что мы видим? Во-первых, украинское общество уже полностью оторвалось от российской политической матрицы. Даже формальное объединение бывших «регионалов» - Юрия Бойко и Вадима Рабиновича – вряд ли даст необходимый кумулятивный эффект. Нет уже стандартизированной трети населения, покорно голосовавших за сближение с Россией, русский язык и отгораживание от Европы.

Больше того, согласно тому же опросу, 45,9% опрошенных выступают за присоединение к Европейскому Союзу и только 8,9% - к Таможенному объединению, возглавляемого Кремлем. Очевидно, что убежденные пророссийские политики прочно заняли 10-процентную нишу, и эта ниша со временем будет только сжиматься. Кроме того, 41,4% респондентов высказались за вступление в НАТО, 37,8% - против, но эти «против» отнюдь не означают выбора именно российского, а не украинского проекта. Очевидно, что цифры еще будут меняться, и они пока зависят от множества факторов – интенсивности боевых действий на Донбассе, динамики экономического развития, ситуации вокруг борьбы с коррупцией – 3/4 населения убеждены, что Украина развивается в неправильном направлении.

Проблема лишь в том, что такие настроения ситуативны, они не связаны с четким спросом на перемены, хотя требование «новых лиц» очевидно при полном непонимании, откуда эти лица берутся и на какой идеологической почве произрастают. Если убрать «идеологическую» компоненту, которой нет, то суммарная величина первой днсчтки лидеров – от Тимошенко до Чумака - составляет 96,2% потенциальных избирателей, голосующих за популистов. К таковым вряд ли можно отнести Билецкого и Яроша, но их избиратель – это 3,8% населения. То есть имеем безидейную массу с разными мотивациями и примерно 4% граждан с однозначными националистическими взглядами. Других идеологий в Украине нет. Либо жирондисты, либо подавляемая государством кучка разношерстных и воюющих друг с другом националистов. И после этого мы будем говорить, что украинское общество готово к переменам? Да никогда! Сначала идеи, а потом – политика и действия. Как в свое время сформировала небезизвестная Анна Герман: а мы против, потому что народ против. Ну да, конечно, если через телевизионную «джинсу» постоянно транслировать словоблудие, то все боудут воевать против всех. Государство накануне государственности.Теперь что касается доверия. В социологии этот показатель необходим для демонстрации потенциала электорального роста того или иного политика.

И вот здесь мы как раз наблюдаем полный провал украинского политикума. Из действующих публичных лидеров как-то выплывает Анатолий Гриценко, тогда как другие либо располагают негативным бекграундом ниже плинтуса, либо их просто не знают. Ну да, они существуют где-то в фейсбук-пространстве, но у нас же телевизор пока побеждает соцсети и любую общественную деятельность. ЛОМам, правда, несколько легче, но все равно их усилий, без массовой раскрутки со стороны ТВ-империй явно недостаточно. Радует другое – политиков, вышедшим из той системы, даже телеэкраны не реанимируют. Но этого, право, недостаточно. Политика в Украине не привязана к социальной активности, в чем, на наш взгляд, состоит основная наша проблема. К тому же украинцы не делают особой разницы между обществом и государством, - это по поводу Вакарчука и Зеленского, которые в какой-то миг стали политиками.

И последнее. Геополитических выборов - на максимуме 15% пророссийских настроений - уже не дождетесь. Может это главное достижение нынешнего, внеидеологического состояния? Просто от одной электоральной парадигмы мы уже отошли, а другая модель голосования, основанная на динамике социальных настроений, еще не сформирована. Ситуация междуцарствования.