ВизиЯ Государство Реформы Земельная реформа и изменение конституции не приведут к демократии частной собственности

Конституционный маятник Украины

Февраль и март текущего 2020 года станут переломными в истории Украины. «Зеленое» монобольшинство намерено все-таки дожать земельную реформу, узаконив сомнительные схемы по купле-продажи земли без институт частной собственности. А это означает, что значительные участки земли, - читай латифундии, - отойдут ограниченную количеству людей, приближенных к уже новой власти.

Далее — местные выборы, которые намечены на осень. И дело здесь даже не в новом Избирательном кодексе с его закрытыми партийными списками. А в том, что эти списки еще и региональные, а процесс голосования синхронизируют с возможными выборами в государственную Думу. По крайней мере, такие переговоры с Москвой уже и ведутся. По всей вероятности, схема будет согласована в Израиле, куда Зеленский отбыл с визитом сразу же после невнятного празднования Дня Соборности. А это означает иезуитское введение федеративного устройства Украины по кремлевскому сценарию. То есть речь идет о скрытом конституционном переводе, о чем публику никто не известит.

Любые выборы в Украине - нелегитимны по определению

Далее — запланированное пераспределение налоговой базы. Шаг вполне резонный после сворачивания в декабре прошлого года всех процессов децентрализации и перевода местных активов в жесткое управление Киевом. При помощи обладминистраций. Местное самоуправление встраивается в единую модель «вертикали власти» по российскому образцу.

Естественно, возникает вопрос: а ка же легитимность? Рейтинг Зеленского падает. Не факт, что «слугам» удастся получить большинство и в местных радах — о чем просвидетельствовали последние выборы в громадах. Вместе с тем с точки зрения госуправления это не имеет значения, если Офис президента планирует одновременно выполнять функции и парламента, и правительства.

Но вот с настроениями в обществе действительно проблема. Прошедшее через две революции оно не способно просто так отдать все инструменты кучке нарциссов, способных только выпускать видеоролики и зашедших во власть только благодаря электоральным изыскам политической конъюнктуры. Мы предполагаем, что зекоманда столкнется с несколькими непреодолимыми для них трудностями:

  • Отсутствие надежных кадров на местах. «Слуга народа» все-таки виртуальный проект, разветвленной сети агитаторов и партийцев у них нет. Да, многие побегут под зеленые знамена, но исключительно из технологических соображений, чтобы победить на выборах. Это не значит, что на протяжении всей каденции они будут «преданы партии и правительству». Та же конъюнктура поменяется и Зеленский останется ни с чем, так как даже административно усиленная вертикаль будет работать на иную перспективу, продвигая вперед более услужливых баронам политических фриков.
  • Связь местных активистов, популярных личностей и партийцев любой масти с местными элитками куда более тесная, чем кажется. Хотя бы потому, что все эти деятели, включая бизнес, бандитов, чиновников и прочих являются частью этой самой элитки. И, в отличие от Киева, они не будут группироваться по откровенно противоположным лагерям. Тем более если списки закрытые и региональные. Проще купить место за пару миллионов условных ежиков, и положить победу себе в карман. Или выложить официально 20 миллионов гривен, что выглядит, кстати, более реалистично. Тем более, что первое место кандидату от СН или его клону — гарантировано. Еще раз: дело не в названии партии, а в том, сколько людей местным элиткам удастся протолкнуть. А если советы в кармане, то в кармане и администрации. Раздельного голосования, как на дихотомии парламент-президент, скорее всего, не будет.
  • Местные элиты не потерпят централизации. Плохо или хорошо, но за последние годы деньги в города и села пошли. А теперь их забирают и еще, возможно, навяжут «парашютистов». Саботаж зеустремлениям окажется жестким, так как психология монобольшинства сграла злую шутку: они не привыкли договариваться, а следовало бы, иначе система не работает, особенно если кто-то жестко навязывает свои позиции и не учитывает реалий, в которых живет. Интересы и договора нужно соблюдать. А политика родлается через переговоры. В противном случае — в Украине — появляется диктатура.
Поэтому мы и делаем вывод, что если даже формально, юридически, вопрос выборов удастся решить, то вот с легитимностью проблемы продолжатся.

Успешные ОТГ после децентрализации

А эти проблемы, как ни странно, длятся с момента провозглашения независимости Украины. Ведь что произошло 24 августа 1991 года? Тогда еще Верховный УССР — другого псевдогосударства — провозгласил независимость Украины… от своего имени. Не от нарда, а тем более граждан Украины. А от своего, институционального, элитного, советского. Потом еще лет пять мучились с позабытым «большинством 237». В той же самой ситуации прибалтийские республики сначала признали незаконным вхождение в состав СССР, потом приняли закон об оккупации и ответственности СССР за аннексию их территорий, а потом только провозгласили независимость, воспользовавшись своим правом, прописанном в конституции того же СССР. И только после этого они приняли свои основные законы от имени, соответственно, граждан Литвы, Латвии, Эстонии. В Украине всего этого не было. Старые партийные элиты, а потом уже постсоветские бизнес-группировки контролировали ситуацию почти 30 лет, не выпуская электоральных (финансовых, политических, административных) ресурсов из своих большевистских рук. Если кто забыл, и Кучма строил свое большинство, и Ющенко чего-то там пытался. Только это большинство почему-то было примерно той же численности. Только Януковичу удалось перемолоть парламент, но его выперли в Ростов. И вот призрак условных «237-ми» всплыл опять. Примерно с тем же объемом легитимности.

Далее после шахтерских протестов в 1994 году первый президент Украины уходит в отставку, после чего власть полностью перезагружается уже в посткоммунистической матрице. Прекрасно с технологической точки зрения и обретения исходной легитимности: мы сейчас не анализируем деятельность второго главы государства, нас интересует именно соотношение законность-незаконность власти как таковой и ее восприятие обществом. Но в 1996 году без референдума Верховный Совет уже Украины впопыхах, ночью, принимает новую конституцию. Как сейчас говорят, договорняк. Только правовой и политический.

Верховный Совет Украины принимает Конституцию Украины

Хорошо, это хотя бы полбеды. Вы не захотели выносить ее текст ни на обсуждение, ни на всенародное голосование. Но выборы-то можно провести? По сути, криво-косо, но было переучрежденно государство, УССР спустя 5 лет юридически трансформировалась в Республику Украина. Теперь дело за переустановкой власти и элиты. Но нет же. Выборы в Раду проходят в 1998 году, а президентские — в 1999-м, причем с явными конституционными нарушениями. Но сей факт не имеет принципиального значения — власть априори стала нелегитимной. Вне зависимости от кадров, лиц, партий, агентов влияния и прочая.

Второй срок Кучмы прошел под значком майора Мельниченко, что только усилило процесс делегитимации. Поэтому — даже без учета российского вмешательства 2004 года — случился геополитический раскол. На условных сторонников «237-ми» и их раздробленных оппонентов. Но проблема еще заключается в том, что бедная конституция опять была иезуистски изменена, теперь уже под другую конъюнктуру. Компромисс между теперь уже противоборствующими элитами в редакции Медведчука заблокировал институциональное развитие, что в конечном счете привело к упомянутому выше бегству Януковича в Ростов и, соответственно, Революции Достоинства.

После чего маятник качнулся в другую сторону: все режимные наработки четвертого президента Украины были отменены, страна возвратился в конституционное болото декабря 2004-го. Собственно говоря, в этом положении пролетело президентство Порошенко и началась каденция Зеленского. Дело не в том, какие взгляды у Владимира Александровича. Проблема в том, что в данной редакции Основного Закона даже самые благие намерения приведут в ад, хочет ли того глава государства или нет.

Пока не будет принята новая редакция конституции, пока она не будет подтверждена на референдуме после реальных общественных слушаний, пока не проведут всеобщие выборы сразу же после ее принятия — никакой перезагрузки легитимности не произойдет. Любая власть обречена на провал — ибо она действует вне рамок конституционного поля и вне рамок базовой легитимности. Ибо государство зациклено на себе. Оно пребывает в элитном, внегражданском состоянии. И именно конституционный дефолт, заложенный еще в 1996 и 2004 годах, не позволяет Украине нормально развиваться.