ВизиЯ Государство Право Украина и международный суд по правам человека: Донбасс и Крым

Юридическая передовая российско-украинской войны

Незаконные задержания, пытки, принудительный труд - Украина работает над юридическим производством более чем 4 000 дел, которые, по идее, должны восстановить справедливость для людей, чьи права человека были нарушены в результате российско-украинской войны. Заняты множество юристов — как в Киеве, так и в регионах. Однако, если ничего принципиально не понимается, уже в следующем году все эти дела на валятся на Кремль массивным правовым комом, и избавиться от него будет очень сложно.

Чаще всего дела основаны на предъявлении иска государству, - в 95% случаев России. Все иски рассмотрит Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

Наиболее часто встречающиеся правонарушения — незаконный арест, пытки и содержание в крымских колониях, а также перевод заключенных непосредственно в Россию, что расценивается как похищение людей и государственный терроризм. Тем более что абсолютно все политзаключенные подвергались физическим истязаниям, изоляции, банковские и иные физические счета блокировались, ограничивалась работа украинских консульств, а также к ним не допускались адвокаты.

Дискриминация, преследование, исчезновения

Ирония заключается в том, что, хотя в развязывании войны обвиняется Россия, в основном иски подаются против государства Украина, поскольку дальнейшие правовые процедуры, предусмотренные европейским законодательством, облегчают получение компенсации.

К началу 2018 года Европейский суд по правам человека рассматривал 4226 дел, связанных с конфликтом вокруг Крымского полуострова и восточной части Донбасса.

Большинство из них - 3000 дел - было возбуждено против Украины, 257 - против России, и в 208 случаях Россия и Украина выступили в качестве со-ответчиков, - говорит заместитель министра юстиции Украины Иван Лищина.

В своем ежегодном отчете о правах человека в стране он пишет, что по состоянию на 31 декабря прошлого года украинское государство было ответчиком по «более чем 4 000 дел против Украины, касающихся нарушений прав заявителей в Крыму и на Донбассе. Некоторые истцы также предпочитают не обнародовать свои дела. Это означает, что в открытом доступе имеется ограниченная информация о делах из Украины, которые рассматриваются в Страсбургском суде по правам человека.

Анастасия мартыновская

Анастасия Мартыновская, представляющая Региональный центр по правам человека, характеризует ситуацию в Крыму как уникальную. По ее словам, «со времен Второй мировой войны не было аннексий», поэтому как поступать в этом случае, мы по-настоящему не знаем. Если речь идет о правовой реакции на возникшую проблему.

Для юристов всегда сложно быть первым в ситуации, с которой раньше никто не сталкивался. Чтобы справиться с возникшими трудностями, эксперты центра «создали хорошую аналитическую базу данных, изучили исторические прецеденты, международные механизмы предложили необходимые изменения в украинское законодательство», - пояснила Мартыновская. Однако если при Порошенко такие изменения удавалось протолкнуть с трудом, то сейчас работа Верховной Рады с непарламентскими агентами заблокирована полностью. Проще говоря, если вы не депутат от «Слуги Народа», то вы вряд ли протолкнете хоть малейшие изменения в законодательстве.

Другие юристы говорят, что, конечно, может сослаться на теорию, подобный прецедент не описывается ни украинским, ни англо-американским правом: «Некоторые проблемы были решены на бумаге, но прецедентного права не существует. Проблема в том, что на самом деле многие заявления со стороны Европейского суда по правам человека касаются вопросов, которые не рассматривались международными судами в данном контексте». В смысле донбасский и крымский прецеденты юридически не описаны в международном праве, даже с точки зрения теории. И как поступать в таком случае, точно не знает никто.

Страсбургский суд тоже сталкивается со своими проблемами. Заместитель министра юстиции Украины Иван Лищина, который работал в Европейском суде по правам человека с 2002 по 2008 год, пояснил, что, хотя Европейская конвенция о правах человека применялась ранее в ситуациях вооруженных конфликтов, «она ни разу не применялась к продолжающиеся крупному межгосударственному военному конфликту».

В своем предисловии к книге «Применение силы против Украины и международного права» правовед Лейла Садат из Университета Сент-Луиса охарактеризовала оккупацию и аннексию Крыма как «быструю» и признала, что «число конкретных насильственных преступлений» «нвысоко».

Но Садат также уточнила, что «общее влияние интеграции Крыма в Российскую Федерацию было огромным, нанося финансовый и психологический вред в дополнение к конкретному ущербу».

А это, в свою очередь, означает дискриминацию (по отношению к тем, кто отказывается принять российское гражданство), преследование (кто выступает против аннексии), а также исчезновения, убийства, жестокое обращение, принудительный призыв на военную службу, лишение права на справедливое судебное разбирательство, конфискацию имущества, принудительное перемещение населения из Российской Федерации и преследование крымских татар, групп этнических меньшинств, составляющей 12 процентов населения полуострова, согласно последней переписи населения 2001 года.

Обвинение в Международном уголовном суде провело предварительное рассмотрение, где установлено, что насильственные исчезновения в Крыму происходили со времени аннексии в 2014 году, а также были случаи пыток, принудительного призыва в российскую армию, лишения права на справедливое судебное разбирательство, лишение свободы, преследование и арест имущества. Часть населения депортирована на территорию России, а часть ввезена в Крым с целью изменения демографического состава полуострова.

Что касается Восточной Украины, то там были убийства мирных жителей, разрушение гражданской инфраструктуры, массовые пытки и преступления на сексуальной и гендерной почве, согласно уже готовым обвинениям.

Однако Москва уже объявила, что разрывает свои связи с Международным уголовным судом, и отозвала свою подпись с учредительного договора после того, как ведущий прокурор суда опубликовала вывод о том, что противостояние в Украине является «международным вооруженным конфликтом Украины и Российской Федерации»», который Кремль, понятное дело, отрицает.

Принудительный труд под огнем

Другая организация Украинский Хельсинкский союз по правам человека - уже направила в Европейский суд по правам человека около 60 дел, связанных с нарушениями прав человека на Донбассе. Хотя с начала 2017 года активные боевые действия прекратились, но спорадическое насилие продолжается до сих пор.

Игорь Опря сотрудничает с УХСПЧ уже несколько лет. Он был взят в заложники 2 мая 2014 года, когда ехал из Киева, чтобы навестить своих родителей на востоке Украины. Еще в 2014 году Опря был студентом, и его родители обращались в ЕСПЧ, пока он еще находился в плену.

Опря помнит два события 66-дневного плена. Первые дни в тюрьме были начальным испытанием.

«Я сидел только на полу, в подвале были холодные плиты, и там было очень холодно. Я был одет легко, по-летнему. Они давали еду два раза в день », - вспоминает он.

«Глаза, ноги и руки были связаны. Нет движения, нормальный сон невозможен. Это было что-то среднее между сном и реальностью. Звонить по телефону и говорить было запрещено, все было запрещено», - добавляет он.

Второй травмирующий опыт Опри - принудительный труд.

«За неделю до освобождения нас привели на работу. Если оставить в стороне мои проблемы со здоровьем, а также большие объемы работы, то самое ужасное было копать во время обстрелов без всякого шанса прекратить работу».

Опря подает в суд на Украину и Россию и надеется, что Страсбургский суд присудит 100 000 евро в качестве компенсации, плюс юридические и медицинские расходы.

Проблема состоит в том, что Россия отрицает примат международного права, в том числе решения ЕСПЧ.

Одно из рассматриваемых дел - убийство четырёх священников из церкви пятидесятников в Славянске. Окончательное решение ЕСПЧ отложен до вынесения судом решения по межгосударственным спорам между Украиной и Россией. В настоящее время суд рассматривает запоры, поданные Украиной против России в связи с оккупацией Крыма и фактическим российским контролем некоторых частей Донбасса.

Решения, которые будут вынесены в ближайшее время, дадут ответ на ключевой вопрос, несет ли Россия ответственность за нарушения прав на востоке Украины и имеет ли Россия суверенную юрисдикцию над оккупированной территорией.

Но в ОП противоположного мнения: по словам юристам, тяжбы могут закрыть, потому что они «повредят миру». Проще говоря, Украина откажется от всех претензий к России, в том числе за совершенные ею преступления.

А правозащитники вступили в период политической фрустрации. Никто не знает, какой финт выкинет министерство юстиции, впрочем, как и МИД, в самое ближайшее время. Но все понимают, что решения принимаются в администрации Зеленского.