ВизиЯ Государство Право Революции в России невозможны, тогда как Украина - почти что европейская страна

Почему Украина - не Россия

В середине 19 века датский философ Серен Кьеркегор выступил с интересной теорией. По его мнению, каждый человек проходит три стадии познания: эстетическую, этическую и религиозную. И только по достижении последней, религиозной стадии, тварь освобождается и становится человеком.

Как россияне понимают, что такое свобода

В этом случае эстетическое восприятие мира не более, чем простое, рефлекторное принятие мира. Красиво-некрасиво, нравится — не нравится, комфортно — некомфортно и т. д. Речь идет исключительно об освоении физического пространства и удовлетворении физиологических потребностей.

На этическом уровне наступает момент, когда оцениваются вещи, слова и поступки: хорошо - плохо, добро — зло, черное и белое. Большинство людей застревают на этой стадии, так как для себя определяют, что для них выгодно, а что нет. Чаще всего получается так, что «выгодное» для себя считается добром, тогда как проигрыш или игнорирование личных интересов приравнивается ко злу. Так удобно и не надо особо задумываться. Механизм социального отбора работает, да и люди неприхотливы в своих требованиях и оценках. Материальные удобства для них — благо, и они, к этому благу, стремятся.

Вот выйти на религиозный, пред-божественный уровень всегда проблема. Только немногие способны на то, что позже Ницше обозначил как преодоление человеческого, слишком человеческого. По сути, речь идет о появлении элиты — не в смысле права на наследство и статус, а в смысле способности мыслить за рамками обыденного сознания. Без элиты невозможно общество, да и бытность «как все» в итоге убивает человека, так как исчезают элементарные стимулы куда-нибудь стремиться.

В политическом смысле религиозный уровень — это уровень идеологии, институциональной зрелости политической системы. Можно сравнить со временем взросления: эстетика — это восприятие ребенка, не способного к самостоятельному освоению мира; этика — это рефлексия подростка, понимающего, что к чему, но не наделенному ответственностью в том числе и за себя; религия (идеология) наступает в момент взросления, когда отвечаешь и за того, кого приручил.

Украине в определенном смысле повезло, когда в 2004 году, благодаря Оранжевой революции, она осознала себя 13-летним подростком. Права, конституция, граждане — добро и зло вдруг наполнилось политическим содержанием. Мы стали понимать, кто «свои», а кто «чужие» и почему.

Оранжевая революция в Киеве

А вот с Революцией Достоинства не сложилось. То ли потому, что Евромайдан привел к власти элиту, сформировавшуюся в том же 2004-м, то ли потому, что на фоне российской агрессии было уже не до раскрасок политического спектра. Во всяком случае, процесс идеологического самоосознания притормозился. Мы защищались.

И только благодаря Владимиру Зеленскому, когда победил Антимайдан, мы стали постепенно находить краски и очерчивать идеологические контуры. Пока без партийных границ, но уже очевидно, что левый спектр уйдет в прошлое, популисты займут пророссийскую электоральную нишу, а украинская политика окраситься в правые, консервативные и республиканские тона.

Когда общество идеологически расколется, то есть созреет для взрослой политической жизни, еще не совсем понятно. Временные контуры не обозначены. Однако тенденция на лицо, как говорят социологи. Украинцы 2021 года — это уже почти граждане, правда, без элементарных прав и свобод. Но уже понимающие, по какой колее нужно двигаться. И чем быстрее, тем лучше.

Протесты в Киеве, февраль 2021 года

А вот России не повезло. Ни в каком смысле и ни в каком времени. По нескольким причинам. Здесь и ордынская власть, выстраивающая жесткую модель под-чинения государю («вертикаль власти» привычным языком); и рабское население, не способное защитить даже свое физическое существование; и псевдо-религиозный, мистический угар по поводу своего величия с его четким разделением на гетто разных уровней: для народа, страны и завоеванных территорий. Москва именно владеет территориями, а не управлять социальными пространствами, поэтому и выйти за пределы адова эстетического круга не может: кругленькие башни Кремля должны торчать, где растут русские березки, господствует русский язык и помнят о великих победах.

Для иллюстрации напомним 1991 год: тогда эта масса попыталась как-то определиться, что такое хорошо, а что такое плохо. В результате рухнул и Дзержинский напротив управления КГБ, и СССР с его манерами навязать фашистское восприятие мира. Но уже сегодня россияне думают, кого выбрать: Феликса Эдмундовича или ордынского прислужника Александра Невского . Круг замкнулся, ибо даже эстетическую революции они не смогли довершить.

Протесты протв ареста А.Навального

Вы думаете, почему такие беспомощные тамошние протесты? Да потому, что они эстетичны по своей природе. Пофотографировать, снять видео, выставить его в ютуб, твиттере или в тик-ток, - это и есть российский протест. Ничего не произойдет, ничего не измениться. Ибо даже несогласные с властью в этой стране не доросли даже до эстетической революции. Им нужен Навальный не для смены системы. А потому, что старый вождь эстетически некрасив, не летает на стерхах и не погружается на батискафе в аннексированные крымские воды. Поменять старость на молодость, неэстетичного вождя на молодого и пышущего здоровьем фюрера, вынужденного фашиста на на убежденного нациста, - единственное, что им нужно. Это как сделать косметический ремонт, не меняя дизайна квартиры. Отец народа должен выглядеть прилично.

А в Украине тем временем почти прошли этическую стадию. Будет и идеологический этап — в воздухе уже веет Третьим, конституционным майданом и правым разворотом. Он же окончательный, бесповоротный и геополитический. Главное, - выкинуть по дороге окрашенные в серую убогость совки. Те самые, которые, как и в России, не способные дорасти даже до эстетической революции. Но которые упорно заставляют нас пятиться назад, в СССР.

Переболеть и выздороветь. Недаром время блогера Зеленского — это еще и эпоха коронавируса.