ВизиЯ Государство Право В Украине не существует понятия «право». Не выросли из феодализма

На пути к гражданскому состоянию

Ментальная память на самом деле предельно короткая. Особенно если она выжжена массовыми расстрелами, концентрационными лагерями и убийством персональной ответственности за собственные дела и поступки.

Декларация суверенитета США

Новое, искажающее реальность, сознание всегда носит отпечаток инфатильной беззащитности перед коллективным бессознательным «чужого». Ложные установки воспринимаются как истина последней станции, тем самым формируя "сознание" рабов (instrumentum vocale), которые боятся своих хозяев и одновременно воспринимают их как должное. Феодалы в этом смысле — не признание соответствующей легитимности, а согласие на их вечное доминирование: одним «дано», другие «обречены».

Если говорить об Украине, где развитой феодализм проник во все сферы нашей жизни, то здесь вполне нормальным считается легитимация прав коррупционеров и бюрократов. «Государство должно», «государство обязано», «государство защитит», государство накормит, оденет, обует» - все это крики фашиствующих рабов, не способных самоорганизоваться в дружественную для них политию.

«Коррупционеры» и «бюрократы» в такой ментальной парадигме слишком свободны и рациональны, чтобы менять природное стремление к рабству. Народ жаждет бесконечно выбирать «красных директоров», «хозяйственников», «моральных авторитетов» разных мастей, популистов и коллаборантов под торговой маркой «Новые Лица». Как следствие, получает старых феодалов, а цикл поиска «царя-спасителя» перезапускается.

Фашио рабов открыто формировалось на постсоветского пространстве с 1917 года и продолжает доминировать в немного иной форме.

Однако,проблема намного глубже, чем мы думаем. Понятие «государство» изначально имперское и восходит к восприятию страны, территории, общества, людей как персональной собственности «государя», «царя-батюшки». Даже украинское «держава» - это всего лишь земля, отданная на кормление местному феодалу. Или главе ОГА, чиновнику, олигарху, бандиту, - не принципиально.

Это на Западе понимание state, stadt, etat, staat прошло длинную эволюцию от права быть «первым после бога» до политической самоорганизации коммуны, этнического региона, публики в целом. А Украина в лучшем случае остановилась в своем развитии где-то на уровне мира после 30-летней войны. А ведь именно тогда, начиная с Вестфальского мира, появилось то, что сейчас называют «международным правом».

Иначе говоря, пока мы не сможем создать свою национальную систему праву, мы не подключимся к праву "международному" как фикции права народов ( jus gentium). А значит, решение «крымской» и донецкой» проблем откладывается в долгий ящик, до тех пор, пока «право-для-всех» не сменит «право-для-одного».

В реальности - это отношения суверенных сил. В те и более поздние времена суверенами были хозяева территорий, на которых собирались налоги, дань. Это сугубо монархические феномены. Право, как божественный свет, исходило из одного уникального источника, называемого «монаршей воли». «Я хочу» монарха воспринималось под-чиненнными как должное, а рабами — как «воля государева».

Противоположная ситуация возникает тогда, когда право трансформируется либо в универсальное условие со-существования различных статусов (как в Англии после войны Белой и Красной роз), либо как продукт соотношения социальных сил, кратосов. Европа ведь прошла через серию гражданских, религиозных и классовых войн, прежде чем стала убежищем международно-правовых стандартов, которые уже никому не нравятся.

Украине еще предстоит сначала дорасти до конценсуса орденов (по Цицерону), когда различные типы власти отдельных сословий составляют что-то вроде конституционного договора - интересно, позволят ли олигархи Зеленскому монополизировать власть и собственность? - а потом уже до «гражданского состояния» по Канту.

Но это же история недалекого будущего. Пока что мы будем пожимать плоды феодализма. Ибо рабы не достойны свободы.