ВизиЯ Государство Институты Как медиа-образ Зеленского менял политический режим в Украине

3 образа Зеленского, 3 образа украинской государственности

Наблюдая за динамикой медиа-образом Зеленского на протяжении полутора лет, сразу понимаешь, где находится центр власти. Или, по крайней мере, офис принятия окончательных решений.

Медиа-образ Зеленского

Ситуация иногда напоминает шекспировскую пьесу «Много шума из ничего»: на публику изливаются видосики, речи, телекартинки, фб-ленты, где проговариваются одни тезисы, а на деле оформляются совершенно иные принципы. Зекоманда действует непублично: присутствие в телевизоре или на тг-канале не означает «публичность» в западном понимании этого слова. Потому ничего не получается - все искусственное, фейковое, притянутое за уши.

Как следствие, не работают государственные институты. Собственно говоря, они особо не работали при Порошенко, Януковиче и Ющенко. Но тогда их, институты, хотя бы не игнорировали, а потому политика концентрировалась вокруг «договорняков» между фракциями парламента, Радой, кабмином и АП. Не совсем по закону, как-то вне права, но по стезе прописанных букв. А сейчас ситуация совершенно иная — политика, образ Зеленского, официальная позиция государства находятся в заложниках отдельной политико-медийной группировки, контролирующей власть (или контролируемой властью?).

Рассмотрим пару тройку примеров такого вне-институционального контроля.

  • На первом этапе абсолютная власть находилась в руках Игоря Коломойского — Богдан по главе ОП, свой секретарь СНБО, несколько директоров госпредприятий, экономический и промышленный блоки правительства. Плюс «1+1» и лояльность пророссийских телеканалов. Фабрики троллей работают успешно, коронавируса нет, парламент оккупировн, чуть хуже пробежали местные выборы — все нормально. Образ «хорошего парня», «народного героя» успешно прокатывается по стране: понятно и много говорит, чередует русский и украинский, делает «детские ошибки». Короче, живой человек. В него безбожно «верят», творя электоральное чудо в 73%. Пропаганда, фейк и дезинформация побеждают рацио и элементарные логические доводы.
  • На втором этапе уходит Богдан, возникает Ермак. Теперь «хороший парень» из «простого народа» превращается в сокрушительного миротворца, он лезет целоваться с Путиным, запускает платформы примирения и вообще никогда в жизни не про износит слова «оккупация», «российские войска», «война». Сплошной мир и «Крым крымчан». Это вместо ответа на лакмусовые вопросы «Чей Крым?» и «Чьи войска на Донбассе?». На медиа-пространстве господствуют тг-каналы, в том числе и российские; беснуются Портнов, Бондаренко и прочая, успешно совмещая роль блогеров и неофициальных юридических советников; провластные фабрики троллей оккупировали социальные сети. В то же время телеканалы настораживаются — их отодвигают в сторону, в том числе Интер и «1+1». Но если первый занимал воинственно-нейтральную позицию, то второй оказался обиженным — с Коломойским долго прощались. Естественно, Игорю Валерьевичу это не понравилось, в результате 25% акций «1+1» оказались в руках Медведчука. Никакой реакции от власти не последовало, и далее начался передел тв-рынка, на ведущие позиции в информационного поле вышла медиа-тройка кума Путина. Вследствие чего обвалился рейтинг Зеленского и «Слуг народа». Это был уже вызов пророссийского лобби, на который нужно было реагировать. Особенно в контексте подготовки к президентской кампании 2023-2024 гг.
  • И, наконец, третий этап, запущенный сразу же после президентских выборов в Штатах. Теперь мы имеем дело с государственником, возводящим институциональные редуты перед российской угрозой. Все это, конечно, образ, но, тем не менее, ОП и Емак выкинуты за борт политических «решал», МИД и СНБО перезагружены. По сути, Данилов сегодня выполняет ту же роль, что и Богдан с Ермаком на первом и втором этапах. Коломойский в опале, на его место институционально заходят США. Курт Волкер, некогда спецпредставитель Штатов по Донбассу, высказался в том духе, что Америка заинтересована в работе украинских политических институтов.  Иначе говоря, перед нами разворачивается довольно успешная модель внешнего управления, о чем ВизиЯ писала ранее. Такие позитивные изменения, конечно, не меняют иллюзорности второго срока Зеленского — тролли, группы фанатов, фейки и их централизованное управление никто не отменял, - однако поражает системность, с которой работают «слуги». Зачистка медиа-поля, дела против потенциальных конкурентов и неподконтрольных националистов, поддержка атмосферы информационного страха (как вы смеете критиковать нашего президента!), даже неугомонный Арестович, раз за разом посылающий всех оппонентов на три буквы, - все это говорит о целевых интересах зекоманды накануне 2024 года. Вплоть до готовности перехватить у Европейской Ссолидарности и Свободы патриотическую повестку дня.

Как отразятся все эти перемены на будущем президентском рейтинге Зеленского — пока не совсем понятно. Образ «милого мальчика» уже канул в Лету, а после полутора лет идеологических шатаний его вряд ли вернешь. Не получится, особенно если перед Вашингтоном взяты конспирологические непубличные обязательства. Нам важно, что Белый Дом учит жить институционально, это «плюс». Но украинская власть в ее персоналистской конфигурации продолжает жить непубличной жизнью. И в этом смысле Зеленский остался верен себе — он мыслит морально, этически, а не политически. Проблема как раз в том, что морально-этический подход на практике означает навязывание ценностей и своего мироощущения, монолог власти, тогда как политика предполагает полилог — способность договариваться между различными группами и их интересами. Не бегать между капельками, как Кравчук, а именно договариваться, производить политику.

А Зеленский не хочет вести диалог. Впрочем, как большинство украинских политиков. Но тут, как в случае с Януковичем, слишком уж подавляет. А насилие граждане ох как не любят...