ВизиЯ Государство Институты Антимайдан устраивает советские судилища над украинскими гражданами

Суд над Софией Фединой и Марусей Звиробий: будем молчать?

Суд над Софией Фединой и Марусей Звиробий, который сегодня проходит во Львове, - это, по сути, продолжение судилища над Стерненко, предсмертная реакция уходящего в небытие УССР на появление новой, несоветской Украины. Такое противостояние мы понимаем как борьбу Майдана и Антимайдана, будущего и прошлого, постсоветской карательной системы и национальной государственности.

Суд над Звиробий

В определенном смысле речь идет о гражданской войне. Не в российской трактовке, когда некие «возмущенные граждане» восстают против «государственного переворота». Мы имеем дело с правовым мятежом старой бюрократии и силовиков, стремящихся уничтожить гражданское общество.

Любое режимное сопротивление трактуется как преступление против власти и элиты. Да, с одной стороны, ОП может вводить экономические санкции против Медведчука, Козака и иных коллаборантов, а с другой — выстраивать защитные кордоны перед своей территорией, тем самым демонстрируя, что власть и народ находятся по разные стороны баррикад. По одной линии расположены граждане, Майдан, по другую — Антимайдан, оккупировавший политические институты после выборов 2019 года. Вспомним, - незаконный разгон Рады и делегитимация Конституционного Суда, сворачивание реформы децентрализации и восстановление бюджетной системы образца 2013 года, отказ от реформы правоохранительных органов и создание монстра МВД по образу и подобию сталинского НКВД, - все это элементы скрытого государственного переворота, произведенного зекомандой и вовремя незамеченного украинским обществом.

Майдан и Антимайдан — не просто красивые слова, означающие гражданский конфликт осени-зимы 2013-2014 годов. Противостояние между ними никуда не делось, противоречия не разрешены. Нельзя в одночасье выкинуть треть населения страны, привыкшего жить в привычных для себя советских хрущевках и брежневках. Нельзя заставить этих людей, празднующих 23 февраля, 8 марта и 7 ноября, осознать, что они живут в другой для них стране и что эта страна имеет право на независимое от Кремля существование. Нам придется еще долго ублажать, терпеть и интегрировать 15% населения, для которых Украина — это враг, когнитивное насилие над их российской идентичностью.

Суд над Софией Фединой

Эти люди не желают выезжать в Россию, там они чужие, враги, «бендеровцы» и «фашизды». Они просто хотят оставить все, как есть, но заодно — принудить других жить в удобном и привычном для них УССР. А самая большая печаль в том, что они — это бюрократия, полиция, политики, крупные бизнесмены, местные городские головы и депутаты разных мастей и уровней. То, что мы привычным образом называем «политической элитой».

Проблема также в том, что Майдан до сих пор не представил вменяемый проект будущего. До сих пор нет политических организаций, партий, вышедших из Революции Достоинства. «Европейская Солидарность» и «Батькивщина» не в счет. Первая трансформировалась из «Нашей Украины» транзитом через БПП, а вторая существует более 20 лет, еще с кучмовских времен. Условными «майдановцами» можно считать лишь «Народный фронт», но он исчез вместе с правительством Яценюка. Других вариантов пока нет, кроме тех, которые возникли после Оранжевой революции 2004 года. А вот у Антимайдана такая организация есть — Партия Регионов, Оппоблок, ОПЗЖ. Дело не в названии — дело в одних и тех же лицах, а также в тотальном доверии к этой политической силе, монопольно представляющей интересы так называемого «Юго-Востока».

В итоге, мы получаем: Майдан не обладает политическим ресурсом, граждане не имеют своих властных представителей (из-за чего провалились Порошенко и Тимошенко — нет понимания государственного будущего Украины); Антимайдан же, фактически захвативший власть и политические институты, имеет лишь частичную легитимность, он опирается на ценности людей, проживающих на отдельных территориях. А также на «совок», привыкший жить в своих хрущевках и брежневках. Поэтому он, теперь уже в лице «Слуг Народа» и ОПЗЖ, вынужден применять легальные инструменты, такие, как суды во Львове и Одессе, чтобы доказать свое право на силовое удержание власти. Политических решений, то есть решений, принимаемых парламентом или на основе переговоров между депутатскими фракциями и президентом, не будет. Ибо нет политики — монополия на власть отрицает даже малейшую вероятность переговоров.

Поэтому и судят Стерненко, Федину и Звиробий. Не за якобы совершенные ими преступления, - в отношении девушек процесс выглядит особенно смешным, - и не потому, что нельзя критиковать первое лицо государства. А потому, что они вышли из Майдана, потому, что они альтернатива Антимайдану, потому, что они публично знаковые персоны, противостоящие реанимации УССР.

И теперь вопрос, на сколько гражданам хватит сил надавить на Систему. Так, чтобы она не просто испугалась и отступила, а под общественным давлением окончательно распалась в прах. Со всеми своими продажными судьями и подконтрольными прокурорами, карманными партиями и подковерными договорняками, бюджетным воровством и рейдерскими захватами предприятий.

Советского человека еще можно приручить к цивилизованной жизни. Точно так же, как заново конституировать политические институты. Но что делать с персонажами, производящими антиукраинскую политику в структурах МВД, СБУ, прокуратуре и судах, - предстоит еще решить.