Генуя в Средние века: как велись войны с Испанией и Францией

История республик средневековой Италии очень разнообразна и интересна с точки зрения организации политической власти.

Республика Генуя. Порт

Ранее мы уже писали, как была устроена генуэзская республика и почему Флоренция оказалась готовой к «олигархическому повороту» и пережила синюрию Медичей второй половины 15 века.

В этой статье мы поговорим про итальянские гражданские войны - долгую и трагическую серию конфликтов, которые начались в 1494 году и проходили на территории всего Апеннинского полуострова. Такие войны преследовали множество целей, в том числе контроль над такими городами, как Милан и Неаполь, а также христианское лидерство в трудной борьбе с Османской империей.

Главными соперниками в этой борьбе были милитаризированная Франция и Испания, чьи правители - Габсбурги - владели первыми в мире транснациональными компаниями. К слову, испанское королевство обладало тогда правом на Священную Римскую империю.

Политическая история республики Генуя

Приморский город Генуя, который расположен на Апеннинском полуострове, имеет древнюю историю, связанную с мореплаванием и международной торговлей. В Средние века город был независимой республикой всеми его атрибутами: администрацией, армией, банком, здесь развивалась оригинальная налоговая система.

Средневековая Генуя. Реконструкция

Однако по каким-то причинам Генуя исключается из истории средневекового республиканизма. Полис также отсутствует в дискуссиях о возникновении территориальных политических образованиях в Северной Италии.

Такое исключение можно объяснить тем, что генуэзцы продемонстрировали отсутствие интереса к политической философии и интеллектуализации своих гражданских ценностей.

В то же время Генуя представляет собой яркий образец трансформации средневекового хаоса в образец современного республиканского управления.

Именно здесь в 14-15 веках происходят сложные конституционные процессы. В самом начале появляется свободное морское сообщество, а затем в ответ на на исламские набеги возникает разветвленная сеть коммерческого колониализма, включающая в себя торговые и деловые сети, разбросанные по всему Средиземноморью.

Другими словами, поскольку историки-статисты не знают, как относиться к Генуе, они очень часто игнорируют ее политическую историю.

Действительно, много вопросов связано с институциональными особенностями политического устройства республики, в том числе с организацией обороны на основе частного богатства и приватных военных компаний. Частная оборона полиса не вписываются в общепринятые повествования о формировании милитаризованного и территориального государства.

Кроме того, в Генуе частное богатство было строго связано с приватными армиями, флотами и дипломатией: то есть то, что мы сегодня называем государственными институтами, в средневековой Генуе приобрело форму частного страхования.

Отсюда возникают резонные вопросы:

  • вписывается ли политическая история Генуи, традиция частной обороны, в модернистские, телеологические повествования о формировании универсального статута государственности?
  • является ли такая форма «государственных отношений» альтернативой традиционным монополиям на государственное насилие — бюрократии, полицейского аппарата, армии, налогового принуждения?

Это можно понять, рассмотрев поведение Генуи в период конфликта между региональными державами, который ускорил гибель средневековых коммун и регионального самоуправления в Италии.

Полисы, не смотря на широкие торговые сети, были не в состоянии конкурировать с нарастающей имперской мощью зарождающихся национальных государств. Чтобы выжить, республики должны были прийти в себя, ввести обязательные налоги и создать эффективную бюрократию. Это был триумф макиавеллиевского детерминизма, уничтожившего европейское Средневековье.

Генуя 16 века: почему генуэзцы отказали в займе французскому двору

Известно, что в конце 1530-х годов французский король Франциск I потребовал от генуэзского дожа (традиционный титул главы правительства в Генуе), денежный заем, а проще говоря, взятку в особо крупных размерах.

Франциск І, король Франции

Дело в том, что Франциск I знал, что генуэзские средства используются испанским королем Карлом V для финансирования его военных кампаний. Поскольку в то время генуэзские купцы пытались наладить отношения между своим городом и Францией, чтобы иметь доступ на французские рынки, король в знак доброй воли потребовал, чтобы дож распорядился одолжить часть государственных средств и его двору, а не только испанскому двору Габсбургов.

Ответ, который он получил из Генуи, показывает интеллектуальный и идеологический разрыв, отделявший эту итальянскую республику от ее "современных" соседей.

Дож и генуэзское правительство, озадаченные просьбой французов, объяснили, что республика почти ничем не владеет, средства «государственного бюджета» очень ограничены. Дож также пояснил французскому двору, что да, действительно, испанский монарх получал деньги из Генуи, но он торгует на рынке капитала и занимает деньги у частных граждан, аристократических семей и профессиональных ростовщиков. Если французский король нуждался в средствах, он может сделать то же самое.

Блефовал ли дож? Нет. С XIV века конституционное устройство Генуи воплощало в себе средневековую концепцию свободы: рассредоточение власти и ограничение «государственных» расходы.

Банк святого Георгия существует до сих пор

С 15 века функционировал банк Святого Георгия, - таким образом отпала даже теоретическая возможность финансовой централизации. Банк был не просто финансовым учреждением, а стихийной организацией кредиторов, которые фактически приватизировали налоговую систему и взяли на себя управление колониями в Леванте.

Очень часто членами собрания Святого Георгия были те же бизнесмены, которые вкладывали деньги в торговлю по всему Средиземноморью. Они скептически относились к идее правительственной армии или флота, но были готовы собрать средства, необходимые для выживания своих колоний и верховенства закона.

Любопытно, что, не смотря на все институциональные изменения, Генуя XVI века все еще оставалась средневековым полисом с рядом пересекающихся юрисдикций и городом частных семейных богатств.

Обмен депешами о займе французскому двору был не первым недоразумением между французами и генуэзцами. Генуя начала Итальянские войны на стороне Франции и даже была разграблена испанскими войсками в 1522 году. Перевороты и контрперевороты были слишком многочисленными и бессмысленными, часто происходили, как бы сейчас сказали, гибридным путем — при активном участии внешних игроков.

Генуя переходит на другую сторону

Карл V ГабсбургВажно то, что в 1520-х годах, по мере ухудшения генуэзско-французских отношений, местная элита и испанская монархия все еще вели дипломатические переговоры. Габсбурги окончательно покорили Кастилию, но остальная часть их империи (включая Арагон) представляла собой рыхлое сплетение политических и институциональных традиций, составную монархию, которая помнила о бывшей автономии. Однако финансовая и военная зависимость от испанской короны полностью убила волю к независимости.

Габсбургам приходилось плести сети из различных локальных элит и международного пула аристократических семей, готовых выделить средства, войска и военные корабли по самым разным причинам - престиж в своих общинах, религиозный фанатизм, дружба с императором нередко ставились выше государственных интересов.

К тому же габсбургская модель власти была сравнительно гибкой и более приемлемой, чем высокомерие французов. Генуэцы не воспринимали постоянные требования военных "взносов", что требовало введения прямого налогообложения граждан полиса.

Кроме того, прогрессирующее взаимопонимание между Генуей и Испанией создало условия для изменения международных альянсов. Сначала в результате разграбления 1522 года, а затем после антифранцузского аристократического переворота, Генуя перешла на другую сторону, а к 1528 году родился испано-генуэзский альянс, который просуществовал более 100 лет.

Этот союз был основан на взаимных интересах и на уважении к независимости и конституционному устройству Генуи.

Испанцы поняли, насколько раздражительными могут быть генуэзцы, когда друг перегибает палку и пытается обращаться с ними как с зависимым или (что еще хуже) как с "современным" государством. Напомним: в республике не было ни общего бюджета, ни государственного имущества.

Частное богатство и частная самооборона

В 1524 году, после разграбления Генуи испанцами и во время первой попытки согласовать испанские и генуэзские интересы, император Карл V приказал своему послу потребовать от генуэзцев участия в предстоящем нападении на побережье Южной Франции. К чему привело такое требование?

Генуэзский порт в период войны с Францией

А дело в том, что практически все генуэзские галеры находились в частной собственности. Те немногие лодки, которые дож в конце концов вывел в море, не сражались за испанцев в Провансе, а оставались у итальянского побережья для патрулирования Лигурийского моря. В боях участвовали лишь войска семьи Дориа, которые были наняты французами за частные деньги.

А все потому, что Средневековая Генуя не была государством в том понимании, которое мы знаем: политической организацией с правом на монопольное насилие, государственные финансы, налоговую систему и политическую власть. Генуэзская республика — это прежде всего частное богатство и частное самооборона.

Это не значит, что в Генуе вообще не было налогов. Нельзя отрицать и того факта, что иногда коммунальное правительство вооружало флоты за счет республиканских денег. Но институциональная традиция и система ценностей блокировали всевластие любого потенциального государя.

Республиканская модель продолжалась даже после французского вторжения в Италию и макиавеллистской революции в политической теории. Хотя с конца 16 века большинство соседей Генуи вступили на путь, который привел к современному государству — властной модели иерархическо-корпоративного типа и монопольного права на государственное насилие.

Даже после того, как в 1560-х годах фискальное давление было усилено, Генуя оставалась маленьким островком средневекового гения, частного богатства и оружия, а также ограниченного правительства, где не только местная церковь, но и Банк Святого Георгия гарантировали множественность юрисдикций.

Наемные войска и вынужденный переход к современному государству

И все же есть еще одна вещь, о которой следует сказать. Считается, что в период между XIV и XV веками итальянские полисы могли выжить, только выбрав один из двух возможных путей. Либо они становились синьорией - формой правления, связанной с определенной династией, - либо превращались в империалистические республики, которые увеличивали свою территорию за счет соседних городов.

Территориальная оборона Генуи, 1625 г.

Проблема в том, что Генуя не вписывается в эту картину. Если говорить коротко, полис оставался антисиньорией, будучи территориально малым полисом. Ни одна знатная семья не смогла превратить республику в синьорию - даже семья Дориа, возглавляемая великим и долговечным адмиралом Андреа, который фактически держал судьбу города в своих руках, после вытеснения французов в 1528 году.

Точно так же не была начата военная кампания по расширению территориальных владений - узкой полосы земли к востоку и западу от города, крепостей, охранявших стратегические проходы через горы, включая выход на Корсику. Масштабная военная экспансия была невозможна, поскольку у генуэзской республики не было ни постоянной армии, ни коммунального флота.

К 1625 году генуэзское правительство имело в своем распоряжении весьма ограниченное число солдат, поэтому когда Савойское герцогство вторглось на генуэзскую территорию, город защищался, утверждая чрезвычайные фонды для оплаты наемных войск.

Но что более значимо: в 1625 году оборона Генуи оказалась эффективной благодаря двум факторам:

  • во-первых, осуществлялось дипломатическое давление на традиционного союзника, Испанию, репутация которой была под угрозой из-за зависимости от частных кредиторов;
  • во-вторых, частные военные компании, организованные и оплачиваемые богатыми семьями (например, Франческо Серра), не были связаны «государственными» обязательствами и идеологиями. Они боролись за частные деньги и частные интересы. Мотивация, которая уже стала непонятной после возникновения национальных государств.

Не забываем также про ополчение, которое представляло собой группы трудоспособных мужчин в каждом городе и деревне генуэзской территории, обязанных вооружаться и вставать на защиту своей территории в случае вторжения.

Такие ополчения не получали от правительства ни жалования, ни вооружения, но представляли собой первую в Европе форму территориальной самообороны, а поэтому не могли использоваться для достижения политических целей в мирное время или для военных авантюр за пределами республики.

Только после войны 1625 года средневековая концепция частной обороны в Генуе начала уступать место тому, что напоминало государство. Сначала Генуя обязалась оплачивать армию численностью более 15000человек, а затем самостоятельно ввела новые и более высокие налоги для покрытия военных расходов.

В конце концов, военные государственные расходы, не связанные с функционированием Генуэзской республики, убили любой намек на политическую автономию.

К отставке Майкла Финна: провал спецоперации Владимира Путина К отставке Майкла Финна Накануне мне пришлось предречь скорый уход в небытие одного из высших... 14 лютого 2017 / Політика
Крым - референдум под дулами автоматов. В отличие от северных территорий Итоги переговоров Путина и Абэ Как мы и предсказывали: в переговорах между Путиным и Абэ, касательно... 22 січня 2019 / Країни
Турция после Эрдогана: между демократией и исламским национализмом Турция после Эрдогана Авторство радикальных изменений, которые претерпела Турция с 2002 года,... 09 жовтня 2020 / Інститути
Как наблюдать черную дыру: новые исследования “Черные дыры” можно наблюдать из телескопа? Черные дыры — одни из самых мощных, но сложных для понимания объектов... 10 січня 2016 / Наука та технології
Погода