ВизиЯ Государство Институты Президент будет вынужден считаться с мнением депутатов

Когда Зеленский уволит Степанова?

На этой неделе зекоманда обещает то ли уволить, то ли назначить новых министров — экономики, инфраструктуры и охраны здоровья. Кого они назначат — неважно, оркестр все равно сыграет траурный марш по нашему карману. Важно иное — как она это делает.

Три министра могут быть уволены

Демократия — это прежде всего бюрократические процедуры. Для того, чтобы лучше жилось, а чиновники и политики занимались исключительно своими профессиональными обязанностями, человечество придумал правовой механизм, регулирующий социальные и экономические отношения. Такой механизм, с одной стороны, блокирует произвол и анархию, а с другой — создает инструментальные практики для гражданской активности: сильное общество формируется там, где господствует право.

Но что происходит, когда чиновники и политики игнорируют право?

А тогда право разрушается, в частности, корпоративное право — неопределенная управленческая ситуация вокруг «Нефтегаза» уже спровоцировала конфликт с нашими партнерами.

Или министры «зависают» где-то на тропинке между Офисом Президента и Кабинетом министров. ОП приказал уволиться, чиновники взяли под козырек, написали заявления об уходе и… все.

Зеленский лично попросил министров уйти в отставку

Читайте ВизиЯ на Google News

Уволить министров может только парламент, монобольшинство в данном случае. Получается, что нужно договариваться с парламентом, фракциями. Но у Зеленского игнорируют даже собственных ручных обезьянок; президент убежден, что является царем и только он вправе решать, кого увольнять и назначать.

Но демократия на то она и бюрократия, что ОП вынуждено теперь не только искать новых кандидатов на министерские должности, но просчитывать количество обеих голосований. Если за увольнение наберут, предположим, 250 голосов, это не означает, что за новые кадры проголосует то же количество депутатов. Два голосования, две процедуры, два разных результата. Конечно, в «апешечке» хотели быстро и кипятком, но нет — играть в политику, то есть договариваться, все же придется. Самую малость.

И тут сразу появляются два обстоятельства, с которыми рано или поздно Зеленскому придется считаться.

  • Первое — мы живем в парламентско-президентской республике, а потому извольте соблюдать правила. Былого монобольшинства уже нет, поэтому изнасиловать Раду, как в свое время Конституционный Суд, уже не получится.
  • Второе — командные позиции Ермака пошатнулись. Царствовать и выпускать видосики, отдавая на личный произвол всю страну главе ОП, также не особо выходит. Теневые договоренности, разумеется, останутся, без них никак, но ведь их нужно провести и как-то оформить. Чтобы еще в суд не подали и не выиграли процесс у какого-то прикупленного дядечки в мантии. Сценарий? Вполне.

Возможно, Зеленскому и хотелось бы и суперпрезидентскую республику, вот как у Лукашенко или Путина, и вроде он все делает, как они, только беда в том, что украинские государственные институты худо-бедно, но работают, - в иной, парламентско-президентской логике. И ее не сломать. Титану Януковичу их окончательно разрушить, и то всем стало понятно, к чему приводит монополизация власти в Украине.

Но Владимир Александрович протанцевал Майдан в Москве. Он до сих пор не понимает, что такое Революция Достоинства и почему она возникла. Как и то, что любое политическое решение — это не егого личное решение.

Кроме того, он до сих пор не знает, для чего существуют Кабинет Министров, Верховная Рада или тот же Конституционный Суд.

Верней так: он считает, что на них можно свалить все свои провалы — по экономике, ковиду, Донбассу, Крыму, внешней политики и прочая.

Выкрутиться очень сложно. Электоральная демократия называется. И с правом, депутатами, судьями, даже прокурорами и региональными чиновниками считаться придется.

Иначе за провалом грянет провал. Вместе с народной любовью.