ВизиЯ Государство Институты Донбасс всегда будет голосовать за ОПЗЖ - Украину как государство они никогда не признают

Донецкое хуторянство

Меня всегда удивляли украинские аналитики. Они до сих пор не понимают, почему на седьмом году российско-украинской войны люди, проживающих в прифронтовой зоне, голосуют за ОПЗЖ, Шария или другие пророссийские проекты. Казалось бы, кто никто, но жители Донбасса должны понимать, что такое русский мир! Однако ненависть ко всему украинскому не оставляет для них особого выбора. Коммунисты, ПР, ОПЗЖ всегда наберут свои 50%, «потому что за Россию».

Viziya.info уже писала, что причина такого дивного электорального поведения лежит в ценностном, ментальном невосприятии Украины как национального образования, которое, в свою очередь, не означает отрицание общественных институтов, органов власти и украинской нации в целом. Отсюда и все разговоры про «народ Донбасса», «народ Крыма» и «особый статус» в конституционном теле Украины.

По сути, электоральная логика состоит в следующем: одна страна — два государства.

Отсюда вытекает политический проект иной государственности, со своим конституционным устройством, партийной системой и моделью власти. Политический режим «альтернативной Украины» не дублирует российскую имперскую матрицу, однако блокирует любые перспективы развития «настоящей» Украины за пределами имперского способа мышления. Мы вынуждены барахтаться в собственном болоте: одна наша часть понимает, что нужно выползать на берег, а другая не осознает, что за пределами привычного водоема находится совершенно другая жизнь.

Не-сепаратизм

На Донбассе никогда не было классического сепаратизма. Это «бандеровская» Украина — для них — сепаратисты. И именно мы должны к ним присоединиться.

Украинцы душой голосуют на выборах

Каких только жирных определений не придумали за последние лет пятнадцать. Националистическая, антироссийская, фашистская Украина, нацистская хунта, — наверное, самое безобидное из сказанного. Да, это все пропагандистские штампы соседнего государства, заставляющие «правильно» голосовать. Но не более того. Идеология, порождающая такие определения, в другом — изоляция и обособленное развитие. Не в российском духе — отдельная цивилизация, особый путь, антизападничество, а именно самоизоляция.

Идеологи Донбасса, критикующие националистов за «деревенщину», на самом деле предлагают модель культурологического хуторянства — мы живем отдельно от вас, далеко, вне города («ненастоящей» Украины), но мы вас кормим. Кормим в буквальном смысле слова, физиологически. В итоге получается символическое единство физиологического и политического: общественное устройство для них всегда внеконституционно, потому что есть свои региональные традиции, неписанные правила социального поведения и неформальные правила, регулирующие общественныные отношения. Такое sui generis англо-саксонство, только в дикой, архаичной форме. Без написанных законов, прав, норм и кодексов. Личное доверие вместо делегирования полномочий. Государство здесь лишняя субстанция.

Но есть еще несколько особенностей, о которых следует поговорить.

Различие между друзьями и врагами

Демократия наполняет политическим смыслом классическую дихотомию «свой-чужой». Так возникают партии и кандидаты, проводятся выборы, реализуются избирательные технологии и лоббируются корпоративные интересы. Мне нравится «Голос», потому что… далее идет мотивация. А мне — БЮТ, так как… рациональные доводы.

Свой-чужой

На Донбассе все по-другому: я не выбираю, но я голосую, потому что он (она) свой (своя). Все остальные — чужие. «Они» «нам» не нужны и я не считаю, что «они» вообще должны быть. В данной логике неважно, что «свои» предлагают. Неважно, каковы интересы людей, от имени которых выступают лидеры. Какой у них беэк-граунд и видение будущего.

Главное — свой. Рациональное мышление отсутствует полностью — его место заполняет религиозный способ мышления. «Я верю Шарию», «Я верю ОПЗЖ», «поверил Януковичу».

Политический выбор — это не просто голосование, конкретное действие, а — прежде всего! - стремление реализовать некую этическую утопию. Мораль вместо политики. Консервация общественного комфорта вместо личного благосостояния: я работал на страну; я построил шахту; а что ты сделал (?); посмотри на меня, вы не на что способны. Нарциссцизм, возведенный в религиозную догму.

Что удивительно, аналогичный способ мышления и манера подачи информации была продемонстрирована на президентских выборах 2019 года. «Я верю Зеленскому», «Володя, мы в тебя верим!», «Доверяю Зе!» - наиболее характерные мотиваторы, присутствующие в социальных сетях и рекламных бордах зекоманды уже в кампании 2020 года. На местных выборах мы голосуем даже не за «крепких хозяйственников», а за людей, в которых верим.

Получается, что слуги и бывшие регионалы работают в одном символическом поле, ориентируются на одного избирателя и апеллируют к нему похожими словами. То есть условный донецкий избиратель живет не только на Донбассе. Он везде, по всей территории Украины, где еще незримо присутствуют мотивы выборов «честного», «порядочного», «своего», «морального», «незапятненного». Люди привыкли жить своими иллюзиями, не понимая, что политический выбор — это выбор программы и будущего, а не образ доброго дядечки, который сидит на небесах и решает за них их же проблемы.

Глубинный дискурс

В данном случае глубинный дискурс — это аналог американского государства или украинского общества. Если в США доминируют политические институты, мы время от времени слышим о борьбе Дональда Трампа и американского глубинного государства, а в Украине глубинное общество (Майдан) противостоит останкам постсоветской государственности, то на Донбассе правят бал свои автохтонные смыслы, мало пригодные для всей остальной Украины. Но если ранее Донецкий регион пытался навязать свое мировоззрение всей остальной стране, то сегодня инициативу перехватил homo soveticus. Антимайдан никуда не делся. Он успешно артикулирует гражданский конфликт и претендует на альтернативную государственность. Что мы и наблюдаем по действиям зекоманды.

Борьба за общественное телевидение

В чем, по идее, прелесть общественного телевидения? В его независимости от правительства и власти в целом. Телевидение для всех. С условием, что каждый платит за него отдельно. Как бы налог за личную информационную безопасность. Что вполне резонно: частных, корпоративных, партийных каналов может быть много, а вот общественное, гражданское ТВ — одно и качественное. В идеале.

Зеленский - президент чего?

Однако донецкий подход предлагает совершенно иную логику: лояльность каналу, а не новости. Это вы, в свободном мире, выбираете новости как политиков. В силу своих умственных способностей, политических взглядов или даже идеологии. Демократы США смотрят CNN, республиканцы — Fox News. Там у них все жестко, предельно структурировано и сегментировано на «свой-чужой». В соответствии с республиканскими принципами. А вот Донбасс хочет один телеканал, одни новости, одну интерпретацию. По той же причине — традиционно, комфортно и удобно. Без всякого выбора, дискуссии и поиска решений. Информация стандартизирована, как того требуют промышленные нормативы. Без демократия и открытых процедур...

Государственный контроль над общественным мнением

Ясно, что в таких условиях государство доминирует над обществом. Точнее говоря, нет никакой разницы между ними: народ и партия едины. В свое время Анна Герман выдала прекрасную фразу: Партия Регионов против, потому что народ не хочет. Ребята, а кто тогда формирует общественное мнение? Когда есть независимые ТВ, газеты, ТГ-каналы, или, по крайней мере, идеологически разнонаправленные медиа, тогда ок, проблем нет. Но когда вы требуете один канал, одни новости и одни смыслы, тогда вы, именно вы, ответственны за голосование. Без выборов. При тотальном государственном контроле над СМИ. Как в советские времена.

Формальных правил нет

Реклама ОПЗЖ подвергается атаке патриотов

Донецкий вариант украинской государственности опирается, как мы писали выше, исключительно на моральные, они же религиозные, мотивы. Прямое следствие — отсутствие правовых норм, формальных правил как таковых.

Конституционализм исходит из логики правовой стандартизации, если можно так сказать. А когда правит бал технологический подход, то стратегия государственного строительства не нужна в принципе. То есть на этой территории не работает любая конституция.

Электоральная демократия после каждых «выборов» мгновенно трансформируется в персоналистский режим. А последний способен только манипулировать органами государственного управления. Посмотрите, что делают те же «слуги»: я не удивлюсь, что САП, НАБУ, НАЗК в скором времени ликвидируют. Они не нужны в условиях зедиктатуры. Политические институты бессмысленны, когда элита мотивирована неадекватными представлениями о том, как функционирует государство. Граждан выталкивают из государства. И этот процесс необратим, пока общество, наконец-то, для себя решит: какая политическая модель наиболее релевантна общему будущему.